Послеродовый психоз у женщин симптомы и лечение

Послеродовой психоз развивается в первые несколько недель после родов, обычно через несколько дней. Это довольно редкое состояние, оно встречается у одной-двух женщин из тысячи.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения проблем со здоровьем, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - начните с программы похудания. Это быстро, недорого и очень эффективно!


Узнать детали

Послеродовой психоз: "Я всегда боялась сойти с ума, но это произошло после рождения сына"

Всю жизнь Джен Уайт преследовал страх, что она сойдет с ума. Так на нее повлияло то, что ее старшую сестру Джо поместили в психиатрическую клинику, когда они были еще подростками. Но жизнь шла своим чередом, и казалось, страхи Джен совершенно необоснованны: к 36 годам у нее была хорошая работа, она была счастлива в замужестве и только что родила своего первенца - совершенно здорового малыша. Но именно в это счастливое для Джен время с ней произошло то, чего она так боялась на протяжении 20 лет - она оказалась в психиатрической клинике.

Мы были настолько похожи, что иногда знакомые подходили ко мне на улице и говорили: "Привет, Джо! Как у тебя дела?

Мы всегда были близки, даже когда мы были подростками, Джо всегда брала меня на встречи со своими друзьями", - вспоминает Джен. У нас было очень счастливое детство. Мы жили на севере Лондона, в районе Стамфорд Хилл. В нашей семье до этого ни у кого не было психических расстройств, поэтому болезнь Джо в 18 лет стала для всех настоящим потрясением.

Когда ее в первый раз отправили в психиатрическую клинику, она провела там девять месяцев. Я навещала ее в психиатрическом отделении клиники Хомертон, но из-за сильных препаратов, которые она принимала, и из-за болезни, ее было трудно узнать. Моей красивой, доброй, любящей сестры больше не было. Я старалась не расстраивать маму и папу и не создавать для них новых проблем.

Они, насколько могли, пытались оградить меня от того, что происходило с Джо, но все равно это было невероятно тяжелое время.

Я очень скучала по ней. Рядом с кроватью у меня всегда лежала стопка носовых платков, я плакала ночи напролет. В какой-то момент мне почему-то показалось, что если у моей сестры шизофрения, меня ждет та же участь - тем более что мы с Джо были очень похожи.

Я была практически убеждена в неизбежности болезни. Весь день 15 марта года - спустя ровно три года после госпитализации Джо - я провела в кровати в университетском кампусе в Брайтоне: весь день я плакала.

Я готовилась к тому, что все то же самое, что произошло с Джо, ждет и меня. Тогда мне было 18 лет, как и Джо, когда она заболела, и мне было невыносимо грустно. Вообще я считаю себя довольно рациональным человеком - я собиралась получить ученую степень и при этом была убеждена, что однажды сойду с ума, как Джо.

Когда мне было 29 лет, я вернулась в Лондон. У меня было несколько отношений к этому времени, но ни с одним из своих бойфрендов мне не хотелось создать семью. Тогда я сказала своим друзьям, что не против познакомиться с кем-нибудь.

Кай был очень симпатичным, очень умным и очень добрым. Мы начали жить вместе после года знакомства. В отличие от меня, он думал о рождении ребенка.

Постепенно и я прониклась этой идеей. Мне очень хотелось быть вместе с ним, и по мере того как все больше наших друзей становились родителями, я постепенно стала замечать и и в себе чувство любви к детям. В конце года мы переехали в Австралию. В январе года, когда родился наш сын, мы жили в Сиднее. В первые сумасшедшие недели после рождения сына я была безумно счастлива. У меня не было никакого опыта ухода за детьми, только во время беременности я прочитала одну прекрасную книгу, написанную акушеркой.

В этой книге было все, что нужно знать об уходе за ребенком. В книге также упоминалось и о послеродовой депрессии - и я помню, что я остановилась на этой теме и задумалась. Но на третью после родов ночь, когда я еще оставалась в больнице, я не могла уснуть - я была вымотана, и мысли начинали путаться.

Мысли неслись с большой скоростью, сердце бешено стучало, и у меня началась паника - мне казалось, что я схожу с ума. Посреди ночи, проплакав несколько часов и обессилев, я нажала на кнопку вызова медсестры. Почти все женщины проходят через это после рождения ребенка. Вы устали, резко изменился гормональный фон, вам просто нужно хорошо поплакать", - сказала медсестра.

Это меня успокоило. Я плакала и плакала часами. Казалось, что вместе со слезами уходят и мои страхи, в том числе и тот, с которым я жила больше 20 лет. Я была очень близка к помешательству, но я не сошла с ума. Когда меня выписали из больницы, у меня было такое чувство, что начинается новая жизнь - вместе с моим прекрасным ребенком и красивым мужем. Мы жили в квартире с видом на море, и какое-то время казалось, что все прекрасно.

Я чувствовала легкость, свободу и эйфорию. Казалось, что мой мозг частично наконец освободился от страха, преследовавшего меня все эти годы, и был открыт для новых мыслей. Я составляла списки того, чего мне бы хотелось достичь, планировала путешествия и проводила часы в интернете - у большинства молодых мам нет времени на такие занятия.

Никто из нас - ни Кай, ни я - не понимал, что что-то здесь не так. Только однажды Кай сказал одному из его друзей, что беспокоится, потому что я себя веду так, как будто немного не в себе. Шли недели, а я с каждым днем спала все меньше и меньше, перепады настроения становились все более резкими.

Мы начали ссориться с Каем - и эти ссоры были очень выматывающими. Я чувствовала себя очень раздраженной - из-за стремления как-то отвлекаться от забот и при этом продолжать грудное вскармливание. Я на самом деле хотела кормить сына грудью, но уже через пять недель после его рождения я сцеживала молоко в бутылочку и кормила его из бутылочки, потому что боль при кормлении была невыносимой.

Мы с Каем принесли нашего сына к доктору на прием - как это полагается делать, когда ребенку исполняется шесть недель. Я листала журналы в холле клиники и почему-то вдруг решила, что я - актриса Камерон Диас, которая якобы тайно переехала в Австралию, чтобы там родить своего сына. Вскоре после этого, когда я была в группе молодых мам, на мое странное поведение обратила внимание медсестра.

Когда Кай приехал. Я очень боялась, что меня отправят в психиатрическую клинику, но они спросили, как я себя чувствую и не преследуют ли меня мысли о том, чтобы нанести какой-либо вред себе или моему сыну. Потом они выписали мне успокоительные, которые должны были помочь мне уснуть. После того, как они ушли, они перезвонили Каю и посоветовали не оставлять меня одну или наедине с сыном.

Кого-то такие слова о его жене могли бы выбить из колеи, но Кай, ничего не говоря мне, продолжал заботиться обо мне и о сыне. Но когда немного позже он сказал мне, что врачи опасаются, что я могу нанести вред себе или нашему сыну, я почувствовала себя полностью уничтоженной. У меня появлялось все больше странных мыслей, а периоды бурной радости быстро сменялись непереносимым беспокойством.

Врачи начали говорить о послеродовом психозе и думали прописать мне нейролептики - те же средства, которые принимала моя сестра, когда она впервые оказалась в психиатрической клинике. Меня это ужасно напугало и расстроило, ведь я была всего в шаге от той болезни, которая настигла мою сестру. Наваждения приходили и уходили: то я искала средство исцеления от ДЦП; потом я думала о том, что Барак Обама приезжает в Австралию, чтобы обсудить со мной борьбу с педофилией; мне казалось я могу мысленно отдавать команды собакам.

Я так была погружена в то, что происходило в моей голове, что не могла понять, как трудно приходилось Каю. Ему приходилось днем и ночью кормить сына, менять памперсы и еще ухаживать за мной. Без какой-либо поддержки со стороны семьи. Ему приходилось выслушивать меня, искать меня, когда я ночью могла внезапно встать и начать бродить по квартире.

Однажды он нашел меня в комнате нашего сына - я, включив свет, смотрела на ребенка и доставала его из кровати - и это после того, как Кай несколько часов пытался успокоить ребенка, чтобы тот мог уснуть. В конце концов, я зашла слишком далеко. В разгар одной из наших ссор, я открыла балконную дверь - это был пятый этаж - и перекинула ногу через перила. Кай закричал на меня и оттащил меня от перил. Я не помню этого эпизода.

Кай рассказал мне о нем, когда я уже была на пути к выздоровлению. Он был очень напуган и зол, но эта история помогла ему понять, что мне необходимо лечение в больнице.

Когда мы ехали в машине, я была напугана. Я представляла себе камеры и смирительные рубашки, электроды, приставленные к моей голове, и электрические импульсы, которые проходят через мой мозг. К счастью, Каю и моему сыну разрешали оставаться со мной, через неделю меня выписали.

Наваждения, казалось, прекратились, и мне просто хотелось побыстрее вернуться домой к своим обязанностям матери. Однако всего через неделю после выписки из больницы, у меня началась депрессия.

Врач сказал нам, что такое происходит довольно часто - наваждения сменяются депрессией. Тогда я не знала, что это было только началом мучительных страданий, которые продолжались месяцы. Боль была настолько невыносимой, что в самые тяжелые моменты я начала задумываться о самоубийстве как о выходе. Меня преследовали ужасные мысли. Это единственное, что я могу сделать. Я не могу сделать этого, я не могу выносить эту боль Единственное, что останавливало меня от того, чтобы пойти на поводу у этих мыслей, - это та боль, которую я своим поступком могла причинить Каю, моему сыну и родителям.

Я чувствовала себя виноватой, что, будучи матерью, позволяю себе думать о таком "выходе". И от этого чувства вины мне становилось еще хуже. Прогресс в лечении был очень медленным. Я принимала антидепрессанты и чувствовала, как постепенно возвращаюсь к нормальному состоянию.

Больше всего меня обрадовало то, что я в какой-то момент начала чувствовать радость, оставаясь с ребенком. Раньше мысль о том, чтобы остаться с ним, пугала меня.

Ваш IP-адрес заблокирован.

Лечение послеродового психоза проводится в условиях стационара клиники. Снятие острого состояния занимает от 2—3 дней, подбор фармакотерапии в минимальных эффективных дозировках — от 3—4 недель. При необходимости к лечению подключаются врачи соматического профиля например, невролог, кардиолог и гастроэнтеролог ; в обязательном порядке с пациентом работают клинический психолог, психотерапевт. Обычно послеродовой психоз развивается на дистанции от 1 до 4 недель после рождения ребенка. Патологическое состояние провоцируется естественными колебаниями гормонального фона в частности, уровня серотонина, кортизола, тиреоидного гормона и эстрогенов , не без влияния психологической предрасположенности роженецы. Таким образом, после родов следует со вниманием относиться к астеническому, депрессивному состоянию роженецы, отказу от приема пищи, самоуничижительным или даже суицидальным высказываниям.

ЛЕЧЕНИЕ ПОСЛЕРОДОВОГО ПСИХОЗА

История послеродовых психозов. Симптомы послеродового психоза. Диагностика послеродовых психозов. Лечение послеродовых психозов. Прогноз послеродового психоза. На сегодняшний день точно не выяснено, что провоцирует послеродовой психоз. Среди причин можно выделить гормональную перестройку организма после родоразрешения, осложнения в процессе родов, наличие психических расстройств в анамнезе, злоупотребление психоактивными веществами как до, так и во время беременности.

Послеродовые психозы

Всю жизнь Джен Уайт преследовал страх, что она сойдет с ума. Так на нее повлияло то, что ее старшую сестру Джо поместили в психиатрическую клинику, когда они были еще подростками. Но жизнь шла своим чередом, и казалось, страхи Джен совершенно необоснованны: к 36 годам у нее была хорошая работа, она была счастлива в замужестве и только что родила своего первенца - совершенно здорового малыша. Но именно в это счастливое для Джен время с ней произошло то, чего она так боялась на протяжении 20 лет - она оказалась в психиатрической клинике. Мы были настолько похожи, что иногда знакомые подходили ко мне на улице и говорили: "Привет, Джо! Как у тебя дела? Мы всегда были близки, даже когда мы были подростками, Джо всегда брала меня на встречи со своими друзьями", - вспоминает Джен. У нас было очень счастливое детство.

Варианты размещения: от 2 до 5 чел.

Что такое послеродовой психоз и как он проявляется

При своевременной диагностике и быстром начале терапии женщина может выйти из этого быстро развивающегося состояния уже через несколько недель, а при запоздалом диагнозе выздоровление может затянуться на месяцы. Зачастую женщина, страдающая от послеродового психоза, не осознаёт своего болезненного состояния. В ходе крупного анализа данных, частота госпитализаций с психозом в первые 90 дней после родов была оценена в 1. Неясно, что именно провоцирует послеродовые психозы. Наиболее очевидная гипотеза связывает их с гормональными изменениями, в частности, падением уровня эстрогенов. Известно, что заместительная терапия эстрогеном рассматривается в качестве добавочной терапии шизофрении , с противоречивыми результатами [3] [4].

Послеродовая депрессия — это не шутки, а серьезное заболевание, которое требует не менее серьезного лечения. У вас родился малыш, окружающие поздравляют с наступлением в вашей жизни новой счастливой поры, а вы

Послеродовой психоз представляет собой психическое нарушение, возникающее после родов и характеризующееся бредом и тяжелой депрессией. Довольно типичными являются желания нанести повреждение новорожденному или самой себе, что представляет реальную опасность. Послеродовой психоз возникает у 1 — 2 женщин на рожениц. Риск развития послеродового психоза увеличивается, если у матери больной или у нее самой в прошлом имел место послеродовой психоз или в семейном анамнезе есть расстройства настроения. В редких случаях отмечены послеродовые психозы у отцов; но заболевание в целом относится к матерям. У большинства больных с данным расстройством обнаруживается психическое заболевание, обусловливающее это расстройство; наиболее часто это биполярные нарушения, менее часто — шизофрения.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Послеродовый психоз. Клиническая картина - Светлана Нетрусова

Комментариев: 5

  1. store-house:

    Хлеб на хмелевой закваске содержит все незаменимые аминокислоты, углеводы, клетчатку, витамины: B1, В2, РР, минеральные вещества: соли натрия, калия, магния, фосфора, железа, кальция, а также микроэлементы – золото, кобальт, медь, которые участвуют в образовании уникальных дыхательных ферментов. Видимо, неслучайно хлебные колосья называют золотыми.

  2. yanuari77:

    Да согласна со всем, кроме нутряного жира. Почитайте про него. Он полезен!

  3. atevs_67:

    ))))

  4. marak-72:

    Чиновники дебилы

  5. Александр:

    Летние романы